Государственный театр оперы и балета Республики Саха (Якутия) им. Д.К. Сивцева — Суоруна Омоллоона
48-й
театральный
сезон
Костас Марсаан: о «Юко и Анеке» и российском прокате

2 декабря 2019, 08:38

Режиссер Костас Марсаан, чей фильм «Мой убийца» был выдвинут на «Золотой глобус» в номинации «Лучший иностранный фильм», а новый – «Иччи» — должен выйти сразу в общероссийский прокат, ставит сейчас в оперном спектакль «Юко и Анеке». Главные ее герои – юкагиры, но опера написана на русском языке.

— Костас, а почему вдруг опера?

— Два-три года назад Николаю Михееву предложили написать оперу по поэме Николая Курилова «Черная морошка». С ним мы сотрудничаем со времен работы над фильмом «Мой убийца», и он обратился ко мне еще на стадии написания либретто. Для меня это интересный опыт, ведь кино и театр имеют абсолютно разную природу выразительности.

Театр – мир очень сильной условности. В кино такого достичь сложно – оно имитирует реальность, а в театре допустимо делать метафизические вещи. Это моя попытка попробовать себя в условном мире. А так как я поклонник оперы эпохи барокко, мы искали в этом направлении. Конечно, мыслю я больше кинематографическими категориями, для меня ария – это крупный план, дуэт – средний, хор – общий. Да, есть и балет – танцы ставит Екатерина Тайшина.

— О чем эта история?

— Вечная тема, рифмующаяся с «Ромео и Джульеттой»: на весеннем празднике, где собираются все юкагиры, знакомятся парень и девушка из враждующих родов. Зовут их Юко и Анеке. В спектакле много любви, страсти, тут и месть, и смерть, и мистика. Шаманская тема тоже затронута. Отталкивался я от косторезного искусства и графики художников Севера, то есть в этом плане постановка будет держаться на трех китах – это статичность, графичность, минимализм. Но в опере на первом плане – музыка и голос, они воздействует на эмоции, минуя разум, и ты погружаешься в абсолютно условный мир. Если в кино кастинг проводится по типажу, то в опере все роли расписаны по голосам, но, должен сказать, артисты и по физическим параметрам подходят.

— Когда премьера? — Совсем скоро, 18-20 декабря.

— Заполучив на интервью Костаса Марсаана, нельзя не спросить его о кино. Что там с вашим новым фильмом? — «Иччи» полностью завершен, ждем фестивального продвижения, премьера – в феврале-марте. — Волнуетесь? — Не без этого. Если вы об опере, то это мой первый опыт, если об «Иччи», то выход фильма сразу в общероссийский прокат – тоже своего рода экзамен на прочность. Но вообще-то переживать мне особо некогда: кинокомпания «Арт-Дойду» завершила съемки фильма Айталины Владимировой «Хаар кынат», и монтировать его буду я.

— А что насчет будущих фильмов? — Обдумываю. В моей копилке есть два-три сценария. Все на современную тему. Есть и хоррор, и детектив. — Будем ждать!

Фото: Костас Марсаан, автор: Кюннэй Еремеева

Костас Марсаан: о «Юко и Анеке» и российском прокате